Табак для кальяна. Лучшее. Все о кальянах и табаках

Современное развитие

В производстве современных кальянов вместо меди, латуни и низколегированных сплавов производители все чаще используют нержавеющую сталь. Гибкие трубки вместо кожи и проволоки выполняются из силиконовой резины.

Новые материалы делают кальяны более долговечными, исключают посторонние запахи при курении и позволяют их мыть без риска коррозии или гниения. Под влиянием новых технологий стал сильно меняться внешний вид кальянов, появились необычные дизайнерские идеи.

Несмотря на явные преимущества современных кальянов, из-за относительной дороговизны и отсутствия современного оборудования в странах традиционного производства кальянов, большинство кальянов выпускается по старым технологиям.

В производстве современных кальянов вместо меди, латуни и низколегированных сплавов производители всё чаще используют нержавеющую сталь. Гибкие трубки вместо кожи и проволоки выполняются из силиконовой резины.

Новые материалы делают кальяны более долговечными, исключают посторонние запахи при курении и позволяют их мыть без риска коррозии или гниения. Под влиянием новых технологий стал сильно меняться внешний вид кальянов, появились необычные дизайнерские идеи.

Названия и этимология

В зависимости от страны кальян может называться по-разному. В арабском языке есть слова
Шиша (شيشة), Наргила (نرجيلة), или Аргила (أركيلةأرجيلة), и они используются во всех арабских странах. Наргиле (иногда произносится как Аргиле или Аргили) наиболее часто встречается в Турции, Греции, на Кипре, в Азербайджане, Ираке, Иордании, Ливане, Сирии, и Израиле.

Наргиле происходит от персидского слова nārghile, что означает кокос. В свою очередь, персидское слово — это немного измененное санскритское слово nārikela (नारिकेला), что даёт возможность предположить, что сначала кальяны вырезались из скорлупы кокосового ореха[7].

В Албании, Боснии и Герцеговине кальян называется «лула» или «лулава», что по-румынски значит «трубка», слово «шише» относится к сосуду кальяна.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3462 дня]

В Хорватии, Сербии, Боснии и Герцеговине, Македонии и Болгарии, на[р]гиле (от турецкого наргайл) относится к трубке. Словом Шиша называется кальянный табак. Трубка обычно заканчивается одним или двумя мундштуками.

Обычно один мундштук используется двумя курильщиками. Ароматизированный табак помещается над водой и сверху накрывается фольгой с углем. Дым проходит через воду, которая его охлаждает и фильтрует. Так, «narguile»,[8] известно в Испании, где кальян также называется «качимба»,[9], хотя эмигранты из Марокко называют кальян «шиша».

Шиша (شيشة), от персидского слова shīshe (شیشه) — стекло, общеупотребляемое название кальяна в Египте, Судане и арабских странах Персидского залива (включая Кувейт, Бахрейн, Катар, Оман, ОАЭ и Саудовскую Аравию), а также в Алжире, Марокко, Тунисе, Сомали и Йемене.

В Иране, так же и в Азербайджане кальян называется قلیان «qalyān». Название устройства для курения, ḡalyān, очевидно, было заимствовано от арабского غليان «ġalīān» (кипящий, корень āġlа — кипеть). Это название используется на Украине, в России, в Казахстане и Белоруссии, где кальянные бары пользуются огромной популярностью.

В Узбекистане кальян называется «чиллим».

Для меня приготовили самый лучший и роскошный кальян. Я попробовал его, но мне не понравилось. После нескольких попыток мне все так же было неприятно, со всей серьезностью я спросил так ли это было необходимо мне становиться курильщиком, на что получил не менее серьезный ответ: “Несомненно, если хочешь авторитетности, и не хочешь выпасть из моды и этого окружения. Здесь каждый курит кальян, и без него невозможно добиться успеха в делах” [… Я] часто слышал, как люди заявляли, что они лучше лишатся обеда, чем не покурят кальян.
[10]

В зависимости от страны кальян может называться по-разному. В арабском языке есть слова Шиша (شيشة), Наргила (نرجيلة), или Аргила (أركيلةأرجيلة), и они используются во всех арабских странах. Наргиле (иногда произносится как Аргиле или Аргили) наиболее часто встречается в Турции, Греции, на Кипре, в Азербайджане, Ираке, Иордании, Ливане, Сирии, и Израиле.

Наргиле происходит от персидского слова nārghile, что означает кокос. В свою очередь, персидское слово — это немного измененное санскритское слово nārikela (नारिकेला), что даёт возможность предположить, что сначала кальяны вырезались из скорлупы кокосового ореха[7].

В Албании, Боснии и Герцеговине кальян называется «лула» или «лулава», что по-румынски значит «трубка».

В Хорватии, Сербии, Боснии и Герцеговине, Северной Македонии и Болгарии, на[р]гиле (от турецкого наргайл) относится к трубке. Словом Шиша называется кальянный табак. Трубка обычно заканчивается одним или двумя мундштуками.

Обычно один мундштук используется двумя курильщиками. Ароматизированный табак помещается над водой и сверху накрывается фольгой с углем. Дым проходит через воду, которая его охлаждает и фильтрует. Так, «narguile»,[8] известно в Испании, где кальян также называется «качимба»,[9], хотя эмигранты из Марокко называют кальян «шиша».

« Для меня приготовили самый лучший и роскошный кальян. Я попробовал его, но мне не понравилось. После нескольких попыток мне всё так же было неприятно, со всей серьёзностью я спросил так ли это было необходимо мне становиться курильщиком, на что получил не менее серьезный ответ: «Несомненно, если хочешь авторитетности, и не хочешь выпасть из моды и этого окружения. Здесь каждый курит кальян, и без него невозможно добиться успеха в делах» [… Я] часто слышал, как люди заявляли, что они лучше лишатся обеда, чем не покурят кальян.
[10]
»

Влияние на здоровье

По заявлению Всемирной организации здравоохранения, курение кальяна несет серьезную потенциальную опасность для здоровья и не является безвредной альтернативой сигаретам. Вдыхаемый дым содержит токсические вещества, приводящие к раку легких, заболеваниям сердца, и другим заболеваниям.[11].

Уровень никотина в моче после выкуривания средней дозы кальяна повышается в 73 раза, котинина — в 4 раза, табачных нитрозаминов, которые могут вызвать рак лёгких и поджелудочной железы, — в 2 раза, увеличивается также содержание продуктов распада бензола и акролеина, которые могут вызывать раковые и респираторные заболевания.[12]

Однако большинство популярных представлений о вреде кальяна являются мифами. К примеру, «за один час курения кальяна человек вдыхает в 100—200 раз больше дыма, чем при выкуривании одной сигареты». Развенчание мифа состоит в том, что количество дыма не является показателем токсичности;

кальянный дым состоит преимущественно из воды[13], по набору компонентов он значительно проще сигаретного — 142 компонента в случае кальянного дыма против 4700 компонентов в случае сигаретного[14][15], а температура формирования кальянного дыма — на сотни градусов ниже, чем сигаретного.[16]

О содержании угарного газа: в 1000 мл кальянного дыма содержится 1,79 мг CO; за одну сессию курения кальяна делается в общей сложности порядка 100 затяжек (при этом в курении обычно принимают участие несколько курильщиков).

Кальян обычно курится в компании, поэтому есть опасность передачи через слюну на мундштуке различных заболеваний, таких как герпес и гепатит. Вероятность передачи слюны существенно снижается при использовании персональных мундштуков, например одноразовых пластиковых.

По заявлению Всемирной организации здравоохранения, курение кальяна несет серьезную потенциальную опасность для здоровья и не является безвредной альтернативой сигаретам. Вдыхаемый дым содержит токсические вещества, приводящие к раку легких, заболеваниям сердца, и другим заболеваниям[11].

Однако большинство популярных представлений о вреде кальяна являются мифами. К примеру, «за один час курения кальяна человек вдыхает в 100—200 раз больше дыма, чем при выкуривании одной сигареты». Развенчание мифа состоит в том, что количество дыма не является показателем токсичности;

кальянный дым состоит преимущественно из воды[13], по набору компонентов он значительно проще сигаретного — 142 компонента в случае кальянного дыма против 4700 компонентов в случае сигаретного[14][15], а температура формирования кальянного дыма — на сотни градусов ниже, чем сигаретного.[16]

Возможные названия предмета

  • «шишка» (араб.شيشة‎)
  • hookah (хука, хугга)
  • nargile, narguile (наргила, аргила, наргиле)
  • уотерпайп (англ. waterpipe — водная трубка)
  • хаббл-баббл (англ. hubble-bubble — досл. «бугорок-пузырек»)
  • пипа турка (исп. pipa turca — турецкая курительная трубка)
  • бори
  • джаджир
  • боур
  • гоза

Слово кальян (huqqa), по пакистанскому словарю Лурду, персидского происхождения и некогда обозначало небольшой горшок, где восточные женщины хранили свои драгоценности и благовония.

Наргиле́ (nargile; перс., от наргил — кокосовый орех, из которого первоначально делали наргиле) — курительный прибор, сходный с кальяном, но имеющий, в отличие от него, длинный рукав вместо трубки.

В кальяне используется специальный табак (обычно ароматизированный), а вместо воды как охладителя нередко используют разнообразные безалкогольные и спиртные напитки.

  • “шишка” (араб.شيشة‎)
  • hookah (хука, хугга)
  • nargile, narguile (наргила, аргила, наргиле)
  • уотерпайп (англ. waterpipe — водная трубка)
  • хаббл-баббл (англ. hubble-bubble — досл. «бугорок-пузырек»)
  • пипа турка (исп. pipa turca — турецкая курительная трубка)
  • бори
  • джаджир
  • боур
  • гоза

Кальянный табак

Кальянный табак, только что открытый для употребления

Издавна через кальян курили обычный табак, встречающийся и сегодня и известный как:

  • tombac (тур.tömbekı) — представляет собой табачный лист, который перед процессом курения вымачивается в воде и, либо измельчается и помещается в чашу, либо накручивается в виде сигары на верхушку кальяна. Пользуется популярностью у старшего поколения в Иране, Сирии и Турции.

С течением времени появились смеси на основе табачного листа. Их можно разделить на два вида, а второй вид — на два подвида:

  • jurak (араб.جراك‎) от индийского gura kē (गुड़ के — с мелассой) — мелко или очень мелко нарезанный неочищенный табачный лист с высоким содержанием никотина, смешанный с патокой, придающей смеси чёрный цвет. Патока или меласса выполняет функцию связующей среды для мелкой табачной стружки и придает вкус. В состав не входят красители, консерванты и глицерин, но могут добавляться различные вкусовые добавки и специи. Производится и имеет распространение в Саудовской Аравии, на севере Индии, в Пакистане, Бангладеш и Непале. За пределами этих стран почти не встречается.
  • mʿasel (араб.معسل‎ — медовый) или tobamel (лат. tobacco и mellis — табак и мёд) — очищенный (с низким содержанием никотина) и нарезанный табачный лист, смешанный с различными ингредиентами. Различается два подвида:
    • не ароматизированный или «чёрный» mʿasel — смесь табачного листа и патоки, характерного чёрного цвета. Не содержит каких-либо других ингредиентов. Зачастую ему отдает предпочтение местное население некоторых стран Северной Африки, восточного побережья Средиземного моря и Персидского залива.
    • ароматизированный mʿasel — связующей средой которого, как правило, является инвертированный сахарный сироп, реже мёд или патока. Содержит различные вкусовые добавки и ароматизаторы, красители, консерванты и глицерин в качестве увлажнителя. Пропорции ингредиентов у разных производителей могут отличаться.

Смеси для кальяна должны быть ароматными и очень влажными, вплоть до стекания сиропа, по консистенции напоминающими густое варенье. Впрочем, не содержащие глицерин jurak и неароматизированный mʿasel могут высыхать в процессе хранения и транспортировки.

Антитабачные кампании, развернутые в разных странах, вынуждают производителей искать замену табачному листу, как основы смеси.
Так стали появляться смеси для кальяна, не содержащие никотин (nicotine-free). В качестве основы могут использоваться свекла, чай, пористый гравий и т. д.

Издавна через кальян курили обычный табак, встречающийся и сегодня и известный как:

  • jurak (араб.جراك‎) от индийского gura kē (गुड़ के — с мелассой) — мелко или очень мелко нарезанный неочищенный табачный лист с высоким содержанием никотина, смешанный с патокой, придающей смеси чёрный цвет. Патока или меласса выполняет функцию связующей среды для мелкой табачной стружки и придает вкус. В состав не входят красители, консерванты и глицерин, но могут добавляться различные вкусовые добавки и специи. Производится и имеет распространение в Саудовской Аравии, на севере Индии, в Пакистане, Бангладеш и Непале. За пределами этих стран почти не встречается.
  • mʿasel (араб.معسل‎ — медовый) или tobamel (лат. tobacco и mellis — табак и мёд) — очищенный (с низким содержанием никотина) и нарезанный табачный лист, смешанный с различными ингредиентами. Различается два подвида:
    • не ароматизированный или «черный» mʿasel — смесь табачного листа и патоки, характерного чёрного цвета. Не содержит каких-либо других ингредиентов. Зачастую ему отдает предпочтение местное население некоторых стран Северной Африки, восточного побережья Средиземного моря и Персидского залива.
    • ароматизированный mʿasel — связующей средой которого, как правило, является инвертированный сахарный сироп, реже мёд или патока. Содержит различные вкусовые добавки и ароматизаторы, красители, консерванты и глицерин в качестве увлажнителя. Пропорции ингредиентов у разных производителей могут отличаться.

Кальян для марихуаны и гашиша

Кальян для марихуаны и гашиша имеет менее крупные габариты, чем табачный кальян, и небольшую, часто очень маленькую курительную чашку (обычно металлическую). При курении в сосуд кальяна иногда кладут лёд.

Курение кальяна в 1909 г. (кафе в

Стамбуле

)

Кальян для марихуаны и гашиша имеет менее крупные габариты, чем табачный кальян, и небольшую, часто очень маленькую курительную чашку (обычно металлическую). При курении в сосуд кальяна иногда кладут лёд.

Кальян земляной

Кальян земляной, полевое приспособление для курениягашиша, используемое кочевниками Афганистана. Представляет собой яму ёмкостью в 40—50 литров, стенки которой обмазаны глиной; в одной из стенок ямы имеется воздуховод, сделанный из камышовой тростинки.

На дно ямы укладывается камень размером с человеческую голову и заливается 20—30 литров воды. Яма накрывается крышкой из прутьев, обмазанных глиной; в крышку втыкается трубка с курительной чашкой и чубук.

Похожее, но более простое приспособление распространено у коренных жителей Южной Африки (см. ЮАР). Яма, вырытая в земле, не обмазывается глиной; на дно насыпают слой конопли, смешанной с сушёным навозом, поджигают и затем вдыхают дым прямо из ямы. Иногда яму накрывают крышкой, а в стенке делают воздуховод, чтобы уменьшить расход дыма.

Ссылки

  • На Викискладе есть медиафайлы по теме Кальян

Отрывок, характеризующий Кальян

У княжны выступили на глаза слезы досады. Она отвернулась и хотела опять спросить у графини, где пройти к нему, как в дверях послышались легкие, стремительные, как будто веселые шаги. Княжна оглянулась и увидела почти вбегающую Наташу, ту Наташу, которая в то давнишнее свидание в Москве так не понравилась ей.

Но не успела княжна взглянуть на лицо этой Наташи, как она поняла, что это был ее искренний товарищ по горю, и потому ее друг. Она бросилась ей навстречу и, обняв ее, заплакала на ее плече.

Как только Наташа, сидевшая у изголовья князя Андрея, узнала о приезде княжны Марьи, она тихо вышла из его комнаты теми быстрыми, как показалось княжне Марье, как будто веселыми шагами и побежала к ней.

На взволнованном лице ее, когда она вбежала в комнату, было только одно выражение – выражение любви, беспредельной любви к нему, к ней, ко всему тому, что было близко любимому человеку, выраженье жалости, страданья за других и страстного желанья отдать себя всю для того, чтобы помочь им.

Чуткая княжна Марья с первого взгляда на лицо Наташи поняла все это и с горестным наслаждением плакала на ее плече.

– Пойдемте, пойдемте к нему, Мари, – проговорила Наташа, отводя ее в другую комнату.

Княжна Марья подняла лицо, отерла глаза и обратилась к Наташе. Она чувствовала, что от нее она все поймет и узнает.

– Что… – начала она вопрос, но вдруг остановилась. Она почувствовала, что словами нельзя ни спросить, ни ответить. Лицо и глаза Наташи должны были сказать все яснее и глубже.

Наташа смотрела на нее, но, казалось, была в страхе и сомнении – сказать или не сказать все то, что она знала; она как будто почувствовала, что перед этими лучистыми глазами, проникавшими в самую глубь ее сердца, нельзя не сказать всю, всю истину, какою она ее видела.

Княжна Марья поняла все.

– Но как его рана? Вообще в каком он положении?

– Вы, вы… увидите, – только могла сказать Наташа.

Они посидели несколько времени внизу подле его комнаты, с тем чтобы перестать плакать и войти к нему с спокойными лицами.

– Как шла вся болезнь? Давно ли ему стало хуже? Когда это случилось? – спрашивала княжна Марья.

Наташа рассказывала, что первое время была опасность от горячечного состояния и от страданий, но в Троице это прошло, и доктор боялся одного – антонова огня. Но и эта опасность миновалась. Когда приехали в Ярославль, рана стала гноиться (Наташа знала все, что касалось нагноения и т. п.

– Но два дня тому назад, – начала Наташа, – вдруг это сделалось… – Она удержала рыданья. – Я не знаю отчего, но вы увидите, какой он стал.

– Ослабел? похудел?.. – спрашивала княжна.

– Нет, не то, но хуже. Вы увидите. Ах, Мари, Мари, он слишком хорош, он не может, не может жить… потому что…

Когда Наташа привычным движением отворила его дверь, пропуская вперед себя княжну, княжна Марья чувствовала уже в горле своем готовые рыданья. Сколько она ни готовилась, ни старалась успокоиться, она знала, что не в силах будет без слез увидать его.

Княжна Марья понимала то, что разумела Наташа словами: сним случилось это два дня тому назад. Она понимала, что это означало то, что он вдруг смягчился, и что смягчение, умиление эти были признаками смерти.

Она, подходя к двери, уже видела в воображении своем то лицо Андрюши, которое она знала с детства, нежное, кроткое, умиленное, которое так редко бывало у него и потому так сильно всегда на нее действовало.

Она знала, что он скажет ей тихие, нежные слова, как те, которые сказал ей отец перед смертью, и что она не вынесет этого и разрыдается над ним. Но, рано ли, поздно ли, это должно было быть, и она вошла в комнату.

Рыдания все ближе и ближе подступали ей к горлу, в то время как она своими близорукими глазами яснее и яснее различала его форму и отыскивала его черты, и вот она увидала его лицо и встретилась с ним взглядом.

Он лежал на диване, обложенный подушками, в меховом беличьем халате. Он был худ и бледен. Одна худая, прозрачно белая рука его держала платок, другою он, тихими движениями пальцев, трогал тонкие отросшие усы.

Глаза его смотрели на входивших.Увидав его лицо и встретившись с ним взглядом, княжна Марья вдруг умерила быстроту своего шага и почувствовала, что слезы вдруг пересохли и рыдания остановились. Уловив выражение его лица и взгляда, она вдруг оробела и почувствовала себя виноватой.

«Да в чем же я виновата?» – спросила она себя. «В том, что живешь и думаешь о живом, а я!..» – отвечал его холодный, строгий взгляд.В глубоком, не из себя, но в себя смотревшем взгляде была почти враждебность, когда он медленно оглянул сестру и Наташу.

Он поцеловался с сестрой рука в руку, по их привычке.– Здравствуй, Мари, как это ты добралась? – сказал он голосом таким же ровным и чуждым, каким был его взгляд. Ежели бы он завизжал отчаянным криком, то этот крик менее бы ужаснул княжну Марью, чем звук этого голоса.

– Merci, chere amie, d’etre venue. [Спасибо, милый друг, что приехала.]Княжна Марья пожала его руку. Он чуть заметно поморщился от пожатия ее руки. Он молчал, и она не знала, что говорить. Она поняла то, что случилось с ним за два дня.

В словах, в тоне его, в особенности во взгляде этом – холодном, почти враждебном взгляде – чувствовалась страшная для живого человека отчужденность от всего мирского. Он, видимо, с трудом понимал теперь все живое;

но вместе с тем чувствовалось, что он не понимал живого не потому, чтобы он был лишен силы понимания, но потому, что он понимал что то другое, такое, чего не понимали и не могли понять живые и что поглощало его всего.

– Да, вот как странно судьба свела нас! – сказал он, прерывая молчание и указывая на Наташу. – Она все ходит за мной.Княжна Марья слушала и не понимала того, что он говорил. Он, чуткий, нежный князь Андрей, как мог он говорить это при той, которую он любил и которая его любила!

Ежели бы он думал жить, то не таким холодно оскорбительным тоном он сказал бы это. Ежели бы он не знал, что умрет, то как же ему не жалко было ее, как он мог при ней говорить это! Одно объяснение только могло быть этому, это то, что ему было все равно, и все равно оттого, что что то другое, важнейшее, было открыто ему.

Разговор был холодный, несвязный и прерывался беспрестанно.– Мари проехала через Рязань, – сказала Наташа. Князь Андрей не заметил, что она называла его сестру Мари. А Наташа, при нем назвав ее так, в первый раз сама это заметила.– Ну что же? – сказал он.

– Ей рассказывали, что Москва вся сгорела, совершенно, что будто бы…Наташа остановилась: нельзя было говорить. Он, очевидно, делал усилия, чтобы слушать, и все таки не мог.– Да, сгорела, говорят, – сказал он.

– Это очень жалко, – и он стал смотреть вперед, пальцами рассеянно расправляя усы.– А ты встретилась с графом Николаем, Мари? – сказал вдруг князь Андрей, видимо желая сделать им приятное. – Он писал сюда, что ты ему очень полюбилась, – продолжал он просто, спокойно, видимо не в силах понимать всего того сложного значения, которое имели его слова для живых людей.

– Ежели бы ты его полюбила тоже, то было бы очень хорошо… чтобы вы женились, – прибавил он несколько скорее, как бы обрадованный словами, которые он долго искал и нашел наконец. Княжна Марья слышала его слова, но они не имели для нее никакого другого значения, кроме того, что они доказывали то, как страшно далек он был теперь от всего живого.

– Что обо мне говорить! – сказала она спокойно и взглянула на Наташу. Наташа, чувствуя на себе ее взгляд, не смотрела на нее. Опять все молчали.– Andre, ты хоч… – вдруг сказала княжна Марья содрогнувшимся голосом, – ты хочешь видеть Николушку?

Он все время вспоминал о тебе.Князь Андрей чуть заметно улыбнулся в первый раз, но княжна Марья, так знавшая его лицо, с ужасом поняла, что это была улыбка не радости, не нежности к сыну, но тихой, кроткой насмешки над тем, что княжна Марья употребляла, по ее мнению, последнее средство для приведения его в чувства.– Да, я очень рад Николушке. Он здоров?

Когда привели к князю Андрею Николушку, испуганно смотревшего на отца, но не плакавшего, потому что никто не плакал, князь Андрей поцеловал его и, очевидно, не знал, что говорить с ним.Когда Николушку уводили, княжна Марья подошла еще раз к брату, поцеловала его и, не в силах удерживаться более, заплакала.

Он пристально посмотрел на нее.– Ты об Николушке? – сказал он.Княжна Марья, плача, утвердительно нагнула голову.– Мари, ты знаешь Еван… – но он вдруг замолчал.– Что ты говоришь?– Ничего. Не надо плакать здесь, – сказал он, тем же холодным взглядом глядя на нее.

Когда княжна Марья заплакала, он понял, что она плакала о том, что Николушка останется без отца. С большим усилием над собой он постарался вернуться назад в жизнь и перенесся на их точку зрения.«Да, им это должно казаться жалко! – подумал он.

– А как это просто!»«Птицы небесные ни сеют, ни жнут, но отец ваш питает их», – сказал он сам себе и хотел то же сказать княжне. «Но нет, они поймут это по своему, они не поймут! Этого они не могут понимать, что все эти чувства, которыми они дорожат, все наши, все эти мысли, которые кажутся нам так важны, что они – не нужны. Мы не можем понимать друг друга». – И он замолчал.

Маленькому сыну князя Андрея было семь лет. Он едва умел читать, он ничего не знал. Он многое пережил после этого дня, приобретая знания, наблюдательность, опытность; но ежели бы он владел тогда всеми этими после приобретенными способностями, он не мог бы лучше, глубже понять все значение той сцены, которую он видел между отцом, княжной Марьей и Наташей, чем он ее понял теперь.

Он все понял и, не плача, вышел из комнаты, молча подошел к Наташе, вышедшей за ним, застенчиво взглянул на нее задумчивыми прекрасными глазами; приподнятая румяная верхняя губа его дрогнула, он прислонился к ней головой и заплакал.

С этого дня он избегал Десаля, избегал ласкавшую его графиню и либо сидел один, либо робко подходил к княжне Марье и к Наташе, которую он, казалось, полюбил еще больше своей тетки, и тихо и застенчиво ласкался к ним.

Княжна Марья, выйдя от князя Андрея, поняла вполне все то, что сказало ей лицо Наташи. Она не говорила больше с Наташей о надежде на спасение его жизни. Она чередовалась с нею у его дивана и не плакала больше, но беспрестанно молилась, обращаясь душою к тому вечному, непостижимому, которого присутствие так ощутительно было теперь над умиравшим человеком.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Adblock detector